Лаптев Саватей Савельевич, д. Лаптево


 Имел каменную кладовую, каменный дом, дворы, масляный завод, кирпичи изготавливали сами. Имели много скота, продавали его в Козьмодемьянск. Сюда же привозили продавать и льняное масло.

 Семья Лаптеввых была большой. Два брата жили вместе семьями 22 года без родителей. За то, что семья трудилась в поте лица и имела крепкое хозяйство, семью раскулачили. Весь инвентарь — молотилку, льнопрялку, сбрую, скот — все забрали в колхоз. Одежду и навины увезли на торга и продали.

 Раскулаченных отправили на Урал , на станция Половинка, что в 12 км от г.Кизел. Высадили их в лесу, в 3 км от станции. Осень, идут дожди. Всех поселили в старый сарай.

 Мужчины принялись строить себе жилье — бараки. Постоянно сырое белье, которое негде было сушить, привело к повальному заболеванию тифом. Вся семья Лаптевых заболела тифом, затем цингой. Умер старший сын 19 лет и маленькая дочь. Барака обогревали железной печкой. Через 1,5 года ссылки Лаптевы сбежали. Добрались по Волге до г.Козьмодемьянска. Отец остался в Козьмодемьянске, его прятали марийцы, а мать вернулась в д.Лаптево. Вскоре ее арестовали и посадили в тюрьму в г.Козьмодемьянске на 3 месяца. Двое малолетних детей (5 и 8 лет) остались у совершенно чужих людей, таких же бедняков, как и они сами. По субботам дети ходили собирать милостыню по деревне. Люди подавали детям кто что мог: и хлеб, и яйца, а кое-кто мясо, холодец. Деревня не дала детишкам умереть с голоду.

 После тюрьмы мать устроилась работать на льнозавод, но и тут семье коммунисты покоя не давали.

 Старший сын Серапион долгое время скрывался, жил у тетки в Сибири. Поступил Учиться в летное училище. Но не доучился 3 месяца, т.к. кто-то прислал в училище письмо о том, что он сын кулака. Парня исключили, он вернулся домой.

 Помогал матери растить братьев и сестер, хорошо шил. Позднее семья вошла в колхоз, дали квартиру в доме умершего дяди, а еще позднее вернули и свой дом.

 Дочь Анна Савватеевна Журавлева всю жизнь проработала в колхозе, давно на пенсии, но работу не бросает.

 Отец и раньше не отказывался от вхождения в колхоз.